NEON VISION

💡 NV

Объявление

Обновления:
20/01/2018 Живы! Администрация уходит в лоу на несколько недель на сессию. Оставайтесь с нами. Будем благодарны за поддержание активности на форуме. (:

23/11/2017 Добавлена функция переключения дизайна между светлой и темной версиями.
Добавлена карта.

31/05/2017 Обновление дизайна. Некоторые элементы находятся в тестовом режиме.
Администратор присоединяется к сессии. Впрочем, на активности это никак не должно сказаться.

01/01/2017Официальное открытие подтверждено.

Рейтинг форумов Forum-top.ru


Босс мафии, "спонсор" революции
Новости в игре:
670 год, Эра Нового Времени.

10/01/670 - Появление некоего Левиафана на политической арене едва взбудоражило население Регнума. С другой стороны, в ответ на блестящее выступление борца за права неолюдей заметно взбудоражились сами неолюди и Мафия.

01/01/670 - Официальное открытие подтверждено.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 💡 NV » Личные эпизоды » [15.05.672] Явка


[15.05.672] Явка

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://sh.uploads.ru/d/nPy2T.jpg
Участники: Sadra Kalikshmi, Mark Razor
Дата и место: Имо, Фардрайв. Штаб ФСВБ занимает центральный корпус и часть двух крыльев здания имени Старлинг, в оставшемся левом крыле расположились какие-то государственный бюрократические отделы, в правом - того хуже - юристы. Отделу кибер преступлений здесь был отведен просторный зал на пятом этаже, разделенный на кабинеты перегородками под дерево со вставленными в них на уровне пояса стеклами - старый дизайн, который с уважением поддерживали и одобряли местные работники. Зал можно просмотреть насквозь.
Обстоятельства: В ходе расследования сорвавшейся незаконной сделки, проводившейся под прикрытием не авторизованного оператора Сферы, Модератор выходит на след вакана. Но предъявить ему что-либо кроме неискреннего сочувствия сокращению численности племени и утраты предмета сделки он не может. Разве что временное (не)взаимовыгодное сотрудничество.

[nick]Mark Razor[/nick][icon]http://s0.uploads.ru/t/NfmuZ.jpg[/icon]

+1

2

Dark Web - невероятный клубок всевозможных предложений, пересекающих закон и мораль, удовлетворяющих не самые здравые побуждения и потребности потребителей. Но рынок существует до тех пор, пока существует и спрос.
Люди предпочитают не задумываться о существовании таких спроса и предложения. Пока у самих не возникнет потребность, ведущая прямиком в бездну.
Но службы работают всегда. И в этот раз объектом сделки была не простая партия наркотиков, а стратегический объект. Хорошая возможность продемонстрировать, что на должности стражи закона не только портки протирают, и доказать свой человеческий потенциал.
Дано: реликвия - некое изваяние в человеческий рост, заказчик - неизвестен, исполнитель - представители ваканов, посредник - не авторизованный оператор Скриптов. И все это значительно утяжеляло состав следования. Решать поставленную задачу доверили не презиравшего грязных методов и не ограничивающего себя в выборе инструментов. Но и такой человек оказался не готов решать загадки, осложняющиеся сами по себе.

"Клиент", должно быть уже догадывался, в чем был его просчет: виртуальный след, зарегистрированный Sphere, и связь с племенем ваканов, как раз разбившим свой лагерь у городской черты. Неосторожность просто оказаться не тем и не в том месте. Без труда удалось определить имя, прайд, местонахождения, контакты. Вызвонить и объяснить господину Каликшми о последствиях неявки вызвался непосредственно майор местного отдела и по совместительству куратор Разора.

Таким образом, сфинкс был предоставлен сфинксу в презентационном зале, который был практически проходным. При желании и необходимости для того, чтобы попасть в офис офицера, этот зал можно было обойти боковым коридором, но при свободной презентационной это приличие многие игнорировали.
Марк сидел за столом напротив господина Садры, откинувшись на спинку. "Спасибо, что пришли". Любезности они уже преодолели, повторять уже не имело смысла. Сейчас Модератор ждал ответа и поведенческой реакции на последний вопрос:

- Какое отношение вы и хищенная реликвия имеете к взломщику Sphere?

[nick]Mark Razor[/nick][icon]http://s0.uploads.ru/t/NfmuZ.jpg[/icon]

+1

3

Крепче твоего зуба – только пуля. Жарче твоего сердца – только огонь. Быстрее твоих ног – только падающая звезда*. Крепче драконьей кости – только память о тебе. Долгая память о тебе – детище твоего ума и хитрости. Чтобы накопить ум – проживи дольше. Чтобы прожить дольше – используй хитрость.
Все это – понятия, с которыми одинаково как взрослеют, так и уходят из жизни ваканы.
У дикарей это относительно нередкое явление – сообщать кому-то о гибели близкого или родственника. Это одна из тех многих вещей, которая им дается легче, чем более цивилизованным обывателям. И пусть подача этого довольна проста, когда нет необходимости говорить слов – в борьбе с чувством потери и мыслями о том, что все могло бы сложиться иначе, каждый вакан предоставлен сам себе. И первый урок всегда больнее второго. Последнее Садра хорошо знал на своей шкуре, и, глядя на жавшихся бурых котят, мать которых из его рук принимала свадебный костяной браслет своего ныне покойного мужа, в очередной раз понимал, что счастье может быть целью жизни человека, но жизнь не может состоять исключительно из счастья. День – это свет и тьма, жизнь – это боль и радость. Простая истина, которая известна всему миру, но которую каждый человек будет открывать в своей жизни хотя бы раз до скончания времен… так же и Садра напомнил себе в мыслях, что он – это не только он сам. Но и то, что от него останется, что принесут Сите, случись с его домашним котом что-то, чего уже нельзя будет обратить. Сжимая и согревая в кулаке металлический цилиндр своего портсигара, Садра улыбнулся мысли о том, что свой сосуд с жизнью и смертью он носит у себя «в кармане».
Конечно же, отнюдь не здесь хотелось бы ему быть в этот день. Да и в целом не следовало бы. Но, с другой стороны, из полудюжины курьеров, оказавшихся под обстрелом всего пару дней назад, он был единственным, кто твердо стоял на ногах. Еще двое оставшихся в живых только приходили в чувство, лежа на койках госпиталя после усиленной терапии в регенерационной камере. Отправятся ли они под стражу, как только перестанут нуждаться в медицинском осмотре – зависит от Садры. Все эти два дня он находился в племени. Пусть оно и было не родным, ему приходилось много беседовать с теми, кто руководил здесь связями с мафией и перевозками. При участии единственного бесценного свидетеля можно было еще хоть как-то перестроить имеющиеся старые маршруты и, более того, узнать, чем оперировали нападавшие в попытке сорвать крупную сделку и кого еще следует опасаться в густой темноте Черной Зоны. Однако полицейскому ведомству тоже было интересно собрать свидетельские показания против группы людей, которым легко можно было предъявить за незаконное хранение оружия и незаконное проникновение за городские пределы как минимум, тогда как последнее – это дело, которое по раскрытии тянет по меньшей мере на солидную премию… Поэтому от появившегося в дверях штаба вакана совершенно не пахло страхом или нервозностью, хотя тет-а-тет с полицией в своей жизни он общался не так уж часто. Но кроме него выйти на связь с полицией было просто некому – лежавший в больнице руководитель данной перевозки только и смог в последней момент, что дать единственному стоявшему на ногах товарищу парочку наставлений. И поделиться соображениями о том, что, возможно, всех их подставил посредник, который или сам, вероятно, крыса, или которого, может быть, съели те же крысы, что налетели на них в джунглях. На их стороне, так или иначе, был факт, что взломщик уже или мертв, или напуган до такой степени, что залег на самое глубокое дно, где даже полиция не достанет.
Сидя в презентационном зале, явившись на несколько минут раньше назначенного времени, Садра думал о том, что разговор предстоит непростой. Все-таки получить сведения о товаре полицейским удалось, а грязнее этой жопы трудно себе что-то представить. Все вежливости были уже позади. И хотя прямой вопрос о связи пострадавших вакан с ценным грузом должен был поставить допрашиваемого в тупик, Каликшми, в свою очередь, лишь в мыслях успел предположить, что Модератор с  весьма занимательной для его расы деформацией ушей настроен на нечто большее, чем просто поиск стрелявших по представителям племенного народа.

— Хищенная реликвия? — простому человеку свойственно любопытство. А вакану – тем более, когда он понятия не имеет, что прирожденному одиночке в какой-то ситуации пытаются повесить на хвост. Кошачий зрачок слегка расширился, тогда как брови слегка приподнялись вверх, выражая удивление и легкое любопытство, в то время как интонация вопроса передала непонимание. Прежде, чем перейти к вопросу о взломщике Сферы, вакан был намерен четко уточнить, чью конкретно связь с этим программистом офицер отдела борьбы с киберпреступлениями желает найти. И, соответственно, необходимо было дать ему четко понять, что гуляющие сами по себе кошки отвечают только за себя, но никак не за… железные коробки, или что там в качестве реликвии опишет Модератор, которые оказались в непосредственной близости от лежавших в лужах крови трупов расстрелянных оборотней.

Падающая звезда* – в данном контексте подразумевается редкое аномальное явление в атмосфере Аладеры, когда определенные реакции внутри облаков газа сопровождаются визуальными эффектами, сравнимыми со свечением сгорающих в атмосфере Земли инородных мелких тел.

+1

4

Прежде ваканы ему встречались лишь мельком и то - всего лишь пару раз. Личной и целенаправленной встречи как-то не выходило, да и к ней Марк не особо стремился - во всяком случае в осознаваемый им отрезок воспоминаний. Какое-либо представление о расе Модератор имел из общедоступных источников, а перед сегодняшней встречей всего лишь освежил в памяти некоторые правовые привилегии, гарантируемые только ваканам. Таким образом, в свое распоряжение сегодня на течении максимум полтора часа он получил общество настоящего дикого сфинкса. Можно было потратить массу слов для того, чтобы передать огромную разницу между этим ваканом и каком-нибудь усредненном манушем, но стоковый офисный фон делал фантастический образ весьма скучным и даже избитым. В то же время, судьбы его, вакана, госпитализированных сородичей, в некотором роде зависели от следователя. Но в большей степени даже от показаний приглашенного свидетеля.

Марк не предвидел, что дело, цепляющееся за единственный ID зарегистрированное у плохо замаскированной дыры Sphere, приведет к целой группировки диких сфинксов. О дальней судьбе уцелевших он не задумывался. Прецедент - копи-паст: в органах выжившим ваканам присвоят вину за пособничество взломщику, после чего на них же подаст обвинение корпорация, "пострадавшая от попытки серьезного нарушения целостности и безопасности Сферы". Насмешка появилась на лице, когда он представил и таможенную службу, решившую поиметь долю от, считайте, уже готовенького, раскрытого преступления. Другими словами, ваканы рисковали получить принудительную пожизненную прописку в четырех стенах Имо.

Дикари пользовались особым правом, но оно бы не позволило им свободно ввозить и вывозить из города контрабанду. Для этого в рукаве имелась масса лазеек и связей, которые не касались ведомства по кибер преступлениям ровно до тех пор, пока в ход не пускался взлом. Нарушение границ города посредством взлома Sphere считалось особо серьезным преступлением, сам Модератор остерегался как-то нарушить границы, развлекаясь со своими "полномочиями".

Мануш не оценил вопроса вакана. Сколько раз прежде он проходил тот же сценарий, словно его писал один, изживший себя писатель. За это ему и не нравилось заниматься волокитой с допросом клиентов. То есть, вопросы он любил задавать, но не по предписанному регламенту, а по своим правилам. Разор проигнорировал рвавшийся из него вздох и утвердительно повторил:

- Хищенная реликвия. Объект особой культурной и исторической важности, каменное изваяние древнезивойского периода, высота метр-двадцать... - Модератор утаил, что результаты экспертизы по объекту еще не были готовы, потому решение о законности сделки не принято. Заказчик, который мог бы подтвердить состояние предмета сделки, разумеется, залег на дно.

Сфинкс держал одну ладонь на столе, раскинув пальцы. Иногда отпечатки пальцев в нетерпении перебегали волной, все бродя вокруг да около рабочего планшета. Глаза сканировали лицевые показатели допрашиваемого. Оппонент, по видимому, прощупывал почву.

- Вы в составе группировки, в которую также входили ваканы и неизвестный взломщик Sphere, незаконно, под прикрытием искусственного гейзенбага, пересекли границу в районе Нью-Андердогс. Маркеры были засечены Сферой в момент вашего входа в нее. В добавок, выясняется и то, что у вас на смартфонах имеется незаконная прошивка, маскирующая ваше местоположение, - Разор замолк, поскольку ответил не только на вопрос сфинкса, но и на свой собственный.

- Все, что нас интересует - личность взломщика, какие-либо данные об этой личности. Что касается реликвии и прошивки, облегчения тяжбы ваших товарищей - решать вам.[nick]Mark Razor[/nick][icon]http://s0.uploads.ru/t/NfmuZ.jpg[/icon]

+1

5

Такого топорного подхода, правда, Садра никак не ожидал. Конечно же, он рассчитывал на более тонкую игру, и именно к ней изначально и готовил себя психологически еще по пути сюда. Конечно же, это его собственная ошибка… ибо культура вакан учит не гадать, а грамотно и быстро реагировать на уже складывающуюся ситуацию и окружение. И Садра оказался прав в одном – перед ним сидит не любитель долгих бесед, предпочитающий оперировать фактами, говоря исключительно четко и по существу. Лишнюю работу выполнять необходимости теперь не было – модератор сдал чуть ли не все имеющиеся у полиции данные. Осталось только дотянуться рукой до потрохов, и кто сказал, что, занимаясь грязным делом, не испачкаешь руки? Невиновный, как известно, не оправдывается. Вот и Садра не собирался. Оставаться хладнокровным ему явно будет несколько нелегко, но, с другой стороны, пасовать в самом начале он не собирался. Еще долгие, возможно, часы изнурительного допроса впереди… И страшно было подумать о том, что предстояло бы после него, ибо ведомств в полиции много, и конкретно это интересуется исключительно преступлениями в сфере информационных технологий. Ну что ж, информация так информация… пусть ваканы и не особенно дружат с современными технологиями, а Садре из-за стажа жизни в городских пределах повезло узнать некоторые любопытные вещи, которые и простому обывателю доступны в виде некоторого занимательного чтива для досуга.

— Не разгоняйтесь, офицер, — на лице мужчины не сходила тень предшествующего изумления, уши оставались стоять прямо, продолжая отражать все внимание, обращенное к модератору, тогда как зрачки в глазах слегка сузились, показывая, что собеседник становится более уверен в анализе происходящего. Вакан в обычной легкой мотоциклетной куртке поверх водолазки, сидя перед офицером во вполне открытой позе, нигде не позволяя ни скреститься пальцам или лапам, продолжил говорить. Неспешно, спокойно, но сохраняя в тоне нотку недоумения и словно бы пояснения. Вакан вслух анализировал все то, о чем заявлял мгновение назад модератор.
— Вы хотите сказать, что произошло хищение ценного, предполагаю, музейного экспоната, и незаконная попытка пронести его через границу Имо. И при этом был засечен сигнал, подтверждающий, что был совершен незаконный выход с территории города. Я все правильно понимаю? — вакан не дал сфинксу времени ответить, тут же продолжая, — Если так, то могу я узнать, откуда данные, что засеченный маркер – мой или… кого-то из моих раненых или погибших соплеменников? И что мы какая-то, как Вы выразились… «банда», — Садра нарочно продемонстрировал некоторые трудности в понимании и произношении «преступных» или «полицейских» терминов, — которая и вывозила, так называемую «хищенную реликвию»? Если это возможно – посвятите меня в подробности дела? Идя сюда, я совсем не рассчитывал прямо с порога услышать в свой адрес какие-то столь серьезные обвинения.

Уж в чем, а в одном Садра был уверен: даже если крыса подсунула им некачественную прошивку, то если бы она совсем не работала – ваканы это бы сразу выяснили при проверке, а даже если сработала частично или заглючила – кроме, собственно, безымянного «маркера» она ничего бы после себя не оставила. Природу наличия прошивки Садра вполне знал, как объяснить. Главное было узнать, точно ли сигнал остался безымянным… Хотя, безусловно, вакан был склонен думать, что это так, поскольку некачественную прошивку пришлось бы загружать с компьютера, и этого было бы достаточно, тогда как на самом своем основании устройство прошивается физически, с изъятием оболочки системы в хорошо оборудованной мастерской. И, благо, именно мастерскую вся их группа и посещала незадолго до того, как взяться за заказ.
Интересно было узнать, что скажет честный полицейский в ответ на это. Обманывать бедолагу не хотелось, но, с другой стороны, если здесь поблизости нет ни камер, ни записывающих устройств, договориться, вероятно, получится. Если только подобрать нужный момент.

+1

6

Модератор склонил голову набок, на минутку войдя в собственную интимную зону "неслышимости". Впрочем, нет результата: на службе следовало быть во всеоружии, в том числе со "слухом". Вся подозреваемого, так или иначе, была услышана и воспринята, вызвав плохо скрываемую улыбку на лице Марка.

- Мне стоит начать с маршрутизируемых протоколов Сферы или...? При входе вашей ста... группировки в Sphere, местные сервера зарегистрировали ваши данные. Сетевой идентификатор был записан на момент входа в Сферу и совпадает со временем и местом вызова гейзенбага. И он совпадает с идентификатором одного из ваканов, пострадавших от нападения. Которое по показаниям произошло полуторачасами позже и территориально недалеко от места взлома. В дальнейшем, выясняется, что у вас и ваших соплеменников на технике установлена прошивка, маскирующая идентификатор. Совпадение на совпадении. Понимаете? - что должен был понять вакан - блуждать вопросами без толку. В конце концов, мануша утомит самому отвечать на вопросы и тогда уже он начнёт долго и мучительно гонять оппонента по циклам одних и тех же вопросов. А следом за ним будут еще и другие ведомства.

Предыдущее утверждение он даже не стал корректировать и уточнять, сфинкс сам себя перебил следующим вопросом, не дав времени на подобающий ответ. Модератор ожидающе сверлил взглядом собеседника. По взгляду, по потемневшим глазам, по кровятому градиенту под словно истончившейся кожей век под ними, можно было подумать, что следователю не совсем хорошо. Совершенно точно не достает сна. Совершенно точно перерабатывает. Хотя о характере и роде обычной его деятельности в ходе расследований было бы сложно судить, находясь в этом опрятном, хотя и не идеально вылизанном офисе. Кабинетные шкафы, мониторы, архивы для документов. Да, настоящих, бумажных документов. Бумажные полностью оправдали себя постольку, поскольку их подделка или уничтожение осложнены в двух форматах. Поэтому сейчас они хранятся исключительно в двух форматах: цифровой и бумажной. Все это, должно быть, говорило о какой-то офисной ментальности и некоторой костности во взглядах.

И даже темное пятно, на одну-две тональности бурого выдающееся на брюхе темной же рубашки, могло на что-то такое. Офисный завсегдатай, который обед и кофе заказывает с доставкой до офиса. Но словами не передать, как мануш не переносил сидячей работы. И он надеялся, что задранный воротник и закатанные рукава достаточно вписывались в его привычный режим расследования.

Следователь подался вперед.
- Я хочу узнать личность хакера, того, кто провел вас через Сферу из города. Уверен, никто из ваших не мог исполнять его роль. Ваша "банда" не располагает соответствующими... приспособлениями, - как и навыками. Марк надеялся, что намек на простоту решения вопроса был весьма толст и очевиден. В конце концов, версия прошивки не так чтобы задевала их ведомство и интересы. Этот факт мог быть интересен корпорации Netsphere, но модератор мог и не обращать внимание компании на проблему с техникой. В конце концов, когда он в последний раз взаимодействовал с одним из Их представителей, работу они так и не закончили, лишь напрасно растянули время.

[nick]Mark Razor[/nick][icon]http://s0.uploads.ru/t/NfmuZ.jpg[/icon]

+1

7

А вот и кишки показались. Как и ожидалось – весьма мерзкие и скользкие… но терпимые.
С одной стороны, первое, что ощутил сфинкс – облегчение. Ничего нового не прозвучало, с работой системы «стая», как чуть не обронил молодой модератор, была знакома, но сам факт, что регистрация сигнала прошла, наталкивал на мысль: что-то серьезно пошло не так.

Забирая товар со складов, например, в торговых портах, дикари пользовались услугами хорошо аккредитованных и опытных взломщиков. Такие имена в связной книжке у вакан? Едва ли. Мафия такие первосортные кадры выращивает сама. Единственные условия племен при работе с соответствующими авторитетами в любом штате, это: «Если хотите доставку до порога – накидываете 10% сверху и нанимаете хакера, который нас прикрывает. Вопросы?» В некоторых штатах так и было – где-то товар доставлялся на внешние склады и точки за основными границами городов, тогда как мафия в других городах, как «Тысяча» Имо, с удовольствием пользовалась предлагаемой услугой доставки «до порога». И с мафией у вакан будут замечательные отношения ровно до тех пор, пока каждая из сторон ответственно относится к своей работе.
Но на этот раз предметом сделки были не полсотни оружейных ящиков, и посредником в сделке выступала «Dark Web». Как было принято считать у вакан – крупная сеть, располагавшая связями с зарабатывавшими себе на жизнь удовлетворением нужд страждущих ворами, хакерами, и, соответственно, пользовавшаяся как услугами племен, так и альтернативными методами перевозки товара. Вполне заслуживающая доверия, даже при условии, что во время работы с ней каждый отвечал сам за себя. На этот раз заказчику порекомендовали хакера, оптимальный метод перевозки, заказчик дал свое согласие, хакер дал стандартному механизму старт, подготовив группу в мастерской, вот и все.

А дальше нюх Садры, руководствуясь его собственными, пусть и относительно неширокими, знаниями, уже подсказывал ему, что ошибка пошла со стороны хакера. На саму «Dark Web» думать не хотелась, и тому есть много причин, но вот прояснить ситуацию с хакером, который пропал и за два дня ни разу не вышел на связь с племенем даже через защищенный канал, очень хотелось. Теперь уже не только усталого вида джентльмена той же кошачьей «стаи» интересовала судьба цифровой саламандры. Да. Именно. «d:g:tal_s%m&[error]» или Ди-джей С, как он сам при первой связи попросил себя называть. Имя, которое уже всплыло в мыслях у Садры, и до которого офисному котенку еще только предстояло дотянуть лапки. В какой-то момент даже смотреть на него стало больно: в очередной раз проскользнула мысль, что такими мелкими, хилыми, хмурыми и сутуловатыми манушей сделала отнюдь не эволюция, а гребанные городские офисные коробки. И это несмотря на то, что конкретно этот хвостатый стремноухий индивид мог похвастаться почти одинаковым с Каликшми ростом.

«Дерьмовая прошивка, говоришь…» — перебрав пальцами по столу и прищурив глаза, покосив мгновенно утончившиеся линии зрачков в сторону ящиков с бумагами, подытожил мысленно мужчина.

Случившееся не было несоблюдением правил безопасности со стороны дикарей. Но пока это успокаивало мало на фоне фактов, один за другим обрушиваемых на голову сфинкса полицейским. Мучил теперь лишь вопрос: а есть ли у этого модератора средства и возможности для выкупа вожделенного имени? Почему выкупа? Наверное, нет смысла объяснять очевидные вещи. И, немного поразмыслив, Садра решил, что правильнее всего будет, для начала, ознакомиться со списком вариантов, прежде чем задвигать какие-то предложения. Возможность сокрытия факта наличия прошивки на гаджетах, бесспорно, грела душу, но этого было, по мнению сфинкса, мало. Он плохо разбирался в тонкостях полицейской волокиты с законами и прочим, и решил попробовать вытрясти с модератора максимальную цену, какую только будет возможно с него взять. Выдать хакера, в свою очередь, не считалось зазорным – не в данной ситуации. Если с ним что-то случилось, то полиция располагает средствами и временем, чтобы его найти, и на фоне своих недоброжелателей он уж как-нибудь выплывет, а если он и есть крыса, то заодно получит по заслугам. А в качестве крысы такой хакер – жирная рыба, все-таки не каждый день периметральные системы и впрямь срабатывают, такой случай вполне был бы достоин внимания журналистов, если бы не кровавая бойня. Авторитет стремноухого в глазах вакана немного поднялся в цене после рискованно толстого намека (все-таки вокруг – камеры и прослушка, баоф тебя дери, в одной петле же можно в две головы повиснуть, твою мать).

— Опять разгоняетесь, офицер. Я же попросил поме-е… — Садра глубоко зевнул, лишь успев прикрыть клыкастую пасть кулаком, сопроводив это движение легким потрескиванием костяных и деревянных бусин скромной связки браслетов, красовавшихся на запястье между рукавом куртки и перчаткой, — …-едленнее. — Пару раз проморгавшись после хорошего зевка и поерзав немного на стульчике, поведя плечами, теперь и сам сфинкс наклонился над столом, чтобы быть ближе к модератору. И если от него самого слегка пахло землей, глиной, мхом и лесом, с небольшой примесью лекарств и смелости, граничащей с рискованной дерзостью, то вот от офицера тянуло, как ни странно, все тем же пресловутым офисом, сборной солянкой под названием «кофе» и невероятным желанием закончить все это побыстрее с минимальными потерями.

Что правда, то правда – времени на приобретение соответствующих «навыков и средств» у вакан по понятным причинам нет. Где же их взять? У кадра напротив, например. Предмет сделки вполне выгодный, ибо запутать следователей на месте уже не будет сложным. Оставалось только нащупать пределы возможностей уважаемого собеседника.
— У Вас найдется лист бумаги?

+1

8

Марк откинулся на спинку и сдержанно выдохнул, спуская подступающий кипяток. За свой недолгий век он провел немало бесед, повидал немало людей обладающих самыми разными параметрами соотношения прямолинейности, хитрости и такта. И именно за это он стоически избегал офиса и камерных опросов. Где-то в копчике он ощущал себя не то коммивояжером, не то консультантом в магазине бытовой техники, преследовавшим цель впарить хоть что-то клиенту напротив него. Зачесались ладони.

Он поднялся из-за своего места. Для того, чтобы предоставить бумагу, нужно было отобрать таковую принтера, приютившегося в подсобном помещении. С этой целью следователь покинул конференц-зал, не роняя ни слова и на короткий, но достаточный для прикидки стратегии отрезок времени, предоставляя вакана самому себе. Стекло в перегородке дрогнуло и опасно звякнуло, когда Марк вышел прочь, хлопнув дверью, и затем вовсе скрылся в хозяйственной комнатке.

Три минуты отшельничества господина Каликшми спустя, Марк вернулся, с пресловутым листком бумаги и ручкой для письма. Оба предмета он расположил перед ваканом, нарочито аккуратно, и отошел прочь, вновь предоставляя дикому коту время насладиться собой наедине с письменными принадлежностями. Мнимую свободу.
- Прошу.
На сегодняшний день, пожалуй, очень немногие могли бы похвастаться простым навыком письма и даже рисования на бумаге. В какой-то момент он обратился специальным знанием. Даже Марку перо в руку ложилось не легко, хотя писал он бегло и отнюдь не коряво. Это сейчас ценится не меньше, чем старые издания книг.
Скептицизм следователя ясно подсказывал: допрашиваемый и не подумывал о том, чтобы просто выдать имя виновника-взломщика, в какую бы тянущую время партию интриг он не собирался предложить. Но мануш все же надеялся, дикарь не в морской бой его пригласит сыграть.

Сцепив пальцы за головой, Марк не спеша прохаживался по залу на приличной дистанции от вакана, бесцельно бродя глазами стенам и желательно поверх головы гостя. Чинная тишина - не только в его, мануша, персональном мирке, но и в офисе в целом. Если бы не дефект слуха, он, должно быть, уже сходил с ума от назойливого гудения перегорающей лампы в кромешной замкнутости офисного пространства. Но аппарат четко отделял и усиливал нужный звук - звук голоса.

- Закончили? Уже? - подозреваемый подал голос - следователь отреагировал и вернулся на место. Судя по физиономии вакана, мануш не нарочно пропустил что-то сказанное, и сейчас он предпочел бы говорить лицом к лицу.

[nick]Mark Razor[/nick][icon]http://s0.uploads.ru/t/NfmuZ.jpg[/icon]

+1

9

Ко всем запахам, характеризующим мануша, добавился тонкий аромат того самого «кипятка», который не может не щекотать даже самое маленькое чувство садизма матерого зверя, когда исходит от более молодой особи. Не то чтобы Садре нравилось понимать, что собеседник испытывает дискомфорт и раздражение, но когда на тебе по праву рождения висит клеймо «наркокурьер» – ты к этому привыкаешь, и дальше тебе становится откровенно плевать. Громкий звук захлопнувшейся двери заставил лишь кончик хвоста дернуться, а губы – чуть слышно усмехнуться, тогда как сам мужчина расслабился, оставаясь в комнате в одиночестве, при свете той самой тихо гудящей лампы. Вытянув под столом лапы, осторожно откинувшись на спинку и запрокинув голову, прикрыв глаза, лев совершенно абстрагировался от реальности на отведенные ему три минуты. Он чувствовал, что не готов к этому разговору. Его атаковали не столько страхи, сколько тревоги. В отличие от мобилизующего все ресурсы животного страха, тревога, являющаяся детищем пугливого цивилизованного разума, переполненного заботами и привязанностями, крайне деструктивно сказывается на способности сосредоточиться. Садра через силу собирался с мыслями, стараясь отвести в сторону ставшие навязчивыми беспокойства. Будет внимание – будет все.
Сфинкс планировал дать манушу шанс начать их разговор сначала. И донести до модератора, что, возможно (!), товар у выхваченного им человека имеется, и он даже готов его предложить. Вот только цена ему – никак не мешочек борзоты. Торгаш из Садры, конечно же, так себе. Но учиться, говорят, никогда не поздно? Осталось только вдохнуть поглубже, придти к миру с самим собой… и приготовиться к ответному ходу, запустить в кишки обе руки, предположительно, по локоть. Благо, фору офицер, надо отдать ему должное, дал собеседнику достойную. Оставалось ею воспользоваться и раскрутить порочное колесо, да так, чтобы у мануша в глазах зарябило.
Появление в кабинете модератора почти не отвлекло сфинкса от его мыслей. «Благодарю», – ручка легла в пальцах дикаря так, словно вернулась на свое изначальное законное место, тогда как письмо за ней хоть и оставалось бисерным и кривоватым – оно производилось буквально вслепую. Лишь подвижные ушные раковины выдавали крупицу сознания, отведенную для наблюдения окружающей среды. «А теперь…», — успел произнести Садра прежде, чем в ответ ему прилетело что-то, на что он даже внимания толком не обратил. Дождавшись, когда инициатор «допроса» вернется на место, нарочно выждав слегка неприятную паузу… положив обе ладони раскрытыми на стол, вакан подтянулся на них, в следующую минуту уже подаваясь над столешницей вперед, накрывая своей тенью злосчастный лист бумаги.

А теперь, — «бриллиантовый мой, когда я пришел в себя после вылитого тобой на меня ведра дерьма», — когда список продуктов домой никуда от меня не убежит… мы начнем сначала. Попробуем понять друг друга лучше.

M.O.O.N. – Dust

Мягкая, «дружелюбная» чуть заметная улыбка затмила своим неожиданным появлением почти все эмоции, какие только проявлялись на лице у Садры предшествовавшие несколько минут разговора. Глаза сфокусировались на одной точке – переносице модератора, охватив периферийным зрением оба глаза сородича, и с этого момента радужка перестала двигаться, словно стекловидное вещество мгновенно закостенело, превратив живой орган зрения в нечто, напоминающее теперь объектив камеры. Бывшие секунду назад кошачьими, принявшие форму иглы зрачки превратили взгляд сфинкса во взор хладнокровной, бесхитростной рептилии, и больше не изменялись. Теплокровный сфинкс в комнате остался лишь один. Садра, в свою очередь, того и гляди был готов покрыться змеиной кожей. Голос потерял всякую эмоциональную окраску, присущую живому собеседнику, заменив ее тоном почти что продвинутого голосового модуля ИИ, лишенного выразительности и несущего чисто информативную функцию.

Религиозная связь вакан с драконами не проходила бесследно для общей культуры, и касалась характера каждого ее участника. Граница между понятиями «дракон» и «оборотень» сохранялась относительно тонкой, продолжая возводить для мужчин вакан почти в культ духовные практики, целью которых в конечном итоге является приход их к способности приобретать в любого рода критической ситуации моральные качества, приписываемые людьми издревле тем самым драконам. Нечто похожее в альтернативной реальности, считается, практиковали еще самураи древности, когда это превращало отменного бойца в беспрекословно подчиняющуюся господину машину для убийства и войны, выше всего для которой была честь. Для вакан выше всего – это безопасность племени, благополучие прайда. Простые установки, добровольным заложником которых ты становишься с момента, как сам осознаешь себя и признаешься прайдом как взрослая сформировавшаяся особь. Лев – это вожак, защитник, отец и учитель. Львица – это охотница, мать, воспитательница и созидательница. И пусть пережитки некогда существовавшей системы распределения обязанностей, появившейся как часть стратегии выживания в новой враждебной среде, сегодня лишь определяют представления о красоте, совершенно никого не обязывая им соответствовать. Но чувство долга каждому прививается по-своему: кому-то легче просто не забывать, что это – твоя семья и здесь тебе всегда рады, пока ты ведешь себя подобающе, а кому-то интересно помнить историю и всегда чувствовать себя частью чего-то большего, почти сакрального. Свои активные практики нашедший в них пользу для себя Садра оставил уже давно, и сейчас находился скорее в стадии «накопления знаний», оставаясь отдаленным от религии, но верным общей концепции Гнозиса, какая она сохранилась в ваканских племенах. Однако призвать накопленный опыт в искусстве размеренной дискуссии и психологической обработки, сохранения внутреннего спокойствия ему ничто не мешает.
Конечно же, в обычной ситуации ничего этого льву не нужно. Но именно сейчас, когда его сердце полно страха и печали после всего увиденного, ему необходимо было найти в себе второе дыхание. И что подойдет в качестве топлива для этого костра, хоть религиозные бормотания старой шаманки – все равно. Много лет назад он потерял подругу, не имея возможности ей помочь. Два дня назад он потерял людей, любезно согласившихся взять его с собой на дело, как брата, как друга. Даже имея навыки врача – он снова никому не смог помочь. Он обязательно переживет этот удар, чувство вины его покинет. Но сейчас ему нужно оставаться сильным. Больше нет мыслей о Сите, о том, что с ним будет, если из его жизни исчезнет Каликшми или если на него выйдут странные люди с оружием. Больше нет тревоги за друзей в госпитале, судьба которых так же зависит от всего, что случится в ходе следствия. И больше нет странного «допроса» по инициативе некоего Марка Разора.
Злиться на молодого полицейского совсем не хотелось – глубоко в душе Садра понимал, что тот не виноват в том, что всего не знает. Да и не узнает: одна из ключевых функций дикаря – в том числе и запутать следствие, отвести подозрения от себя и друзей по несчастью. Эмоции мешали сосредоточиться. Теперь их не было. И колесу судьбы сфинкс дал поворот без тени тревоги или сомнения. Он был уверен в каждом своем слове. Сохраняя толику уважения к собеседнику и к своей позиции, лев действительно начал сначала.
Остается лишь Марк Разор, пойманный в мешок с Садрой Каликшми. «Ну что, потанцуем? Познакомимся поближе».

Итак, у вашего ведомства было два дня с момента всех происшествий у городской границы. Какая работа была проведена за это время? Обвинения звучат неубедительно и некомпетентно. Место, в котором мы с Вами находимся, не напоминает комнату допроса – я могу просто встать и уйти. Только потому, Марк, что Вы мне нравитесь, я останусь и попробую разобраться вместе с Вами в случившемся. Мы договорились? — Лев не дал офицеру вставить ни слова, сменив интонацию с риторического вопроса на утвердительную. — Договорились. — Это было весьма скромное пенальти в ответ на упрямство офицера и отсутствие предоставления каких-либо фактов, на попытку запугать. Теперь его очередь была выслушивать вопросы. Благо, хватило всего десяти минут с начала разговора, чтобы у Садры их накопилось некоторое количество.

Ноздри сфинкса на секунду сузились, втягивая воздух с еле слышным свистом. О чем там думал себе офисный кот – Садре не особенно было интересно. Одновременно предстояло совместить три дела: одними вежливостями знакомство не ограничивается, да и в условия сделки сфинкс был намерен включить некоторые гарантии со стороны полиции. Необходимо было представиться модератору получше. Это поможет Марку лучше понять, с кем он говорит: ваканы, действительно, редкие гости в ведомстве кибер-преступлений, в полиции как таковой, но не следует недооценивать знания тех, кто ходит по грани Сферы со дня ее запуска. Это так же поможет сэкономить время – все-таки Садру… тоже ждут дома.

Первое. «Вы в составе группировки…». «Хищенная реликвия…». Марк... — единственная гласная в имени собеседника была растянута на выдохе, после чего выдержана небольшая пауза – последняя в грядущих долгих строфах диалога. — Не это ли – серьезное обвинение, предъявляемое исключительно после тщательного расследования и сбора всех возможных вещественных доказательств, прямо указывающих на причастность подозреваемого лица к преступлениям, совершенным организованной преступной группой? На каком основании выдвинуто обвинение, что я и мои товарищи причастны к перевозке незаконного груза? С каких пор полиция полагается на совпадения, а не на четкие улики и факты? Где подтверждение обвинений? Не мне рассказывать Вам о работе следственных и криминалистических структур. Я не ставлю вопрос, найдена ли какая-то связь между моими пострадавшими сородичами и стрелявшими в них людьми, ребром только потому, что пока у меня есть понимание и терпение, а Вы – явно не тот человек, который располагает в полной мере такими данными. Делайте свою работу и не вводите никого в заблуждение.

Хотя помещение действительно не являлось комнатой допроса и сам офицер, соответственно, не обязан был ничего доказывать своему собеседнику, Садра знал, что у того в рукавах ничего нет. В противном случае они бы беседовали не здесь и не сейчас. И вопросы ему задавал бы уже не модератор, а следователь. Небольшое опасение имело место быть, но оно присутствовало где-то в глубоком фоне анализа всех произошедших событий. Даже если криминалисты за уши притянут одну единственную шерстинку, найденную под искусственным светом где-то на участке пути между зоной трагедии и забором – это будет лишь щепкой, а не иголкой все в том же стоге сена. Ящик, при наличии неподалеку следов протекторов шин, которые размером с того же господина Разора, тоже притянуть сложно.
Думать о том, как парировать вещдоки, льву следует по мере их появления, если это случится. Пока же следовало продолжать начатый разговор в русле, заданном пригласившим его сюда для дружеской беседы манушем. Хочешь имя хакера – ты его получишь. Попросишь вежливо.

Теперь обсудим строго по Вашей части, если позволите, Марк.

Стоит напомнить: сфинксы Аладеры уже многие десятилетия твердо держат первенство в области цифровых технологий и электроники. И Садра, являясь носителем того же уникального метаморфического гена, что и «благородные» собратья из Аскара, со школьных лет привык ставить себе немного более завышенную планку при изучении этих областей. И если для окружающих существует «уровень пользователя», то у Каликшми, соответственно, этот «уровень пользователя» толще раза в полтора-два. Ваканам с их сомнительной репутацией многим чаще приходится пересекаться с носителями цифровых премудростей, нежели законопослушным гражданам Регнума, да и самообразование, актуализировавшееся с вхождением Сферы в жизнь общества, имеет место быть – а Садра, будучи скептиком в отношении к технологическому прогрессу, часто прибегает к помощи последнего. Беседа с модератором обещала быть интересной, и еще более интересной – реакция. Навыков, говоришь, нет? Ну-ну.

Второе. Пересечение границы в районе Нью-Андердогс. Возможно, мои собратья действительно находились вблизи города в это время. У локальных систем навигации, как мы знаем со школы, есть зона погрешности. Отчасти именно из-за погрешностей и существуют: КПП; посты СДТК*, расположенные вдоль всех междугородних трасс; а так же физическая граница – в виде забора, непреодолимого без применения спецоборудования. Видимую границу города, как мне известно, они не пересекали, спецсредств у них тоже нет. Насколько я помню, несанкционированное проникновение на территорию города через видимую границу без соответствующих документов предусматривает наказание: в виде денежного взыскания и депортации по месту закрепления гражданина. Поправьте меня, если я не прав, — играя черными, играешь черными до конца. — Исходя из чего, точность имеющихся у Вас показаний системы сомнительна. Ровно как и факт того, что Вас действительно интересует, пересекали они границу или нет.

Садра четко разделял на словах понятия «я» и «они, мои сородичи, собратья, соплеменники, пострадавшие», напуская тем самым густой непроглядный туман вокруг себя. Видели ли его на месте рядом с пострадавшими? Говорил ли ему «вожак» данной перевозки бросить попытки вынуть пули из уже полумертвого тела и убираться отсюда во имя блага общего дела? Ответы очевидны, но не для Марка Разора.

Третье. Наличие на устройствах «прошивки, маскирующей идентификатор». Как часто граждане запускают внеплановую проверку личных устройств? Сколько людей держат на своих гаджетах сразу несколько антивирусных программ от разных издателей? Владельцы бесплатных приложений часто получают деньги за отключение рекламы? Спам в соцсетях и мессенджерах всегда удается предотвратить? Как часто сайты и приложения требуют предоставить доступ к персональным данным пользователей и определенным разделам устройств? И ваше ведомство осведомлено, что мы оба с Вами сейчас являемся носителями вредоносного ПО? Техника недалеко ушла от ее создателей: инкубационный период есть и у цифрового вируса.
Сфера существует всего пять лет. Сообщения о непрекращающихся старых и возникающих новых багах служба поддержки получает пачками каждый день. Уже больше года ничего четкого не было сказано об опасных аномалиях Сферы, уже унесших жизни десятков людей. Один факт их существования многое говорит о последствиях вероятного злоумышленного взлома и об отношении корпорации к безопасности своей и окружающих, в первую очередь своих клиентов. Гейзенбаги Sphere устраивает, в первую очередь, себе сама, как единственный владелец и разработчик системы, вносящий изменения в исходный код и аппаратное обеспечение. Современным хакерам для работы достаточно ошибок и брешей системы, невнимательности многотысячных пользователей – им не надо изобретать ничего нового. Хакеры, использующие для работы лишь редко и вскользь упоминаемые скрипты – уже не те люди, которые ошиваются среди простых смертных, Вам ли не знать больше об этом. Наши с Вами данные уже давно могут лежать в запасниках у сетевого террориста. Где и как злоумышленники внедряют гражданам вредоносное ПО, чем руководствуются при выборе своих жертв – уже не мне выяснять.

Впервые за долгое время в облик сфинкса вернулись «признаки жизни»: игла зрачка слегка вздрогнула, после чего раскрылась немного шире, до формы миндаля, позволяя, наконец, царству черноты отразить четкие блики света, возвращая тем самым бывшим глазам рептилии тепло, осознанность кошачьего взгляда. В голос сфинкса со следующими словами вернулась интонация. Теперь он вкладывал в слова собственный характер. Тон оставался расчетливым и спокойным, прохладным, но уже был мягче, и располагал понимать: все возвращается на круги своя, и Разору снова напоминают, что только потому, что кого-то умиляют его амбиции, с ним продолжают работать. И рассчитывают на понимание.

«На моих друзей и знакомых напали вооруженные люди на бронированном экспедиторском автомобиле, Марк, — пресловутое «офицер» сменилось хорошо играющим на внимательном слуху личным обращением, голос вакана в конце предложения словно завернул имя собеседника в теплый и уютный лоскут бархата. — Возможно, полиции стоит найти их и задать им парочку вопросов.
Убедите меня? Что ничего, кроме никому не нужного каменного дилдо, больше у вас из-под носа не пропало. Что программа была загружена нами намеренно. Что кто-то не попытался подставить моих сородичей и меня, воспользовавшись нашими данными, пока их и меня не было в пределах города, а ваше ведомство выставить сборищем слепых баранов. Что все это – не диверсия, целью которой может являться нечто большее.
Попробуйте взглянуть на ситуацию с моей стороны, Марк
, — возвращаясь к сути сказанного чуть ранее, словно к припеву в песне, Садра снова обращал внимание модератора на ключевые моменты. Последние он четко разделял и акцентировал голосом. — Против группы невооруженных вакан, находившихся рядом с чертой города, применили огнестрельное оружие люди в тяжелой амуниции. Сверх того – я смог посетить пострадавших в больнице: и я не увидел у палаты никакой охраны, никаких представителей полиции для защиты прямых свидетелей. Где гарантии, что если я смогу хоть как-то помочь следствию, то не пострадают мои раненые соплеменники, мои близкие, не пострадаю я сам?»

Тот редкий случай, когда небольшая пауза всего в несколько секунд придает словам цену, сравнимую с несколькими десятками лет выдержки для бутылочки вина. И хотя тишина воцарилась впервые на столь долгое время – сфинкс не позволил себя перебить, держа пальцы одной руки слегка приподнятыми от столешницы в жесте, призывающем сородича продемонстрировать выдержку взрослого льва, все так же продолжая держать его глаза своим внимательным взглядом.

Я попробую вспомнить или придумать что-то, что могло бы помочь следствию и конкретно Вам, Марк. А Вы, в свою очередь, поможете мне, и поможете помочь Вам.
Последние слова тонко напоминали о том, что полиции стоило бы самой позаботиться о себе. И не позволить кому-то отнять, возможно, ее единственную ниточку на пути к решению дела с гораздо меньшими затратами ресурсов и времени, которые весьма высоко ценятся в правоохранительных органах. Не то чтобы Садра доверял полиции и питал смешные надежды, что если происходит что-то серьезное, то его и Ситу смогут защитить. Но это не значит, что он не готов пересмотреть свою точку зрения, а у Марка нет возможности его переубедить. Причем действиями, а не словами.

Хочется курить. Вернее, Садра подумал, что ему хочется курить. Предположил, что в такой ситуации ему бы захотелось сейчас курить больше, чем захотелось бы глоток воды после такого количества слов, к которому он не привык. Подробнее разжевать модератору свою позицию и требования было уже невозможно. Все ресурсы организма находились под контролем у сфинкса, и Садра даже не был уверен в том, что чувствует уже привычную легкую боль в спине. Легенда о том, что дикари царствуют там, докуда руки не дотягиваются у цивилизованных людей, греет слух любому полицейскому, и с этой точки зрения Каликшми хорошо понимал Разора. «Извини, котик. Не в этот раз». Не в этот раз сказка станет реальностью.
Неспешно подаваясь назад, забирая с собой нависавшую все это время над столешницей тень, сфинкс откинулся спиной к спинке стула, одну руку опуская куда-то на колени, вторую оставляя лежать на столе расслабленной, в неплотно сжатом кулаке. Голова заметно, но не сильно наклонена теперь в бок, широкие зрачки, теперь почти полностью заполнившие пространство радужки, выражают абсолютное внимание и ожидание явно чего-то большего, чем господин Разор успел продемонстрировать до этого. Едва заметная улыбка успела слиться с лицом, и момент ее исчезновения едва ли можно было засечь еще в процессе речи, но тень в уголках губ выдавала ее призрачное присутствие. Марку предоставлялась полная свобода слов и действий, и вакан готовился вкушать плоды четко расставленных приоритетов. Он допускал, что, возможно, где-то мог слегка ошибиться в пунктах два и три, рассуждая о технической стороне вопроса, но это было лишь хорошим поводом для Марка показать, что они теперь находятся на одной волне, и что он разбирается в вопросе лучше, чем «какой-то левый гражданский». И сам позвал сюда взрослого занятого человека не для игры… в кошки-мышки.

* СДТК – здесь: Служба дорожно-транспортного контроля.

+1

10

Еще пару мгновений назад Марк с усмешкой про себя предположил, что господин Садра предложит ему партию морского боя, но сраный вакан решил взять игрой уровня повыше. Модератор еще будет пересказывать эту ситуацию в обществе коллег, находя их одобрение и сочувствие круг за кругом. А может быть, не станет запускать механизм ворчания.

Интонацию модератор улавливал может быть не столь чутко, сколько мельчайшую мимику лица и в особенности рта. Все же именно на движение губ он чаще всего смотрел, считывая речь. И именно сейчас ему ясно виделся приторно обходительный тон речи. Выплеснутый на него речевой шквал, которым дикарь, по-видимому, попытался огреть и ошеломить, тот встретил с удивительным спокойствием. Пожалуй, он сам с удивлением обнаружил в себе эту безграничную и неисчерпаемую невозмутимость, с которой он вслушивался и разбирал забористую стену сопротивления ответчика. В ответ подозреваемый и слова не позволил встать. Своим шансом слова вакан воспользовался с щедростью и талантом адвоката.
Следователь принял вид участия и интереса. Со всем своим вниманием следователь прислушивался к сказанному, оперев подбородок на кулак. Время от времени его глаза суживались, время от времени ноздри вздрагивали от неровного дыхания. Тщательно продуманные, одна мысль исходила из другой в одном направленном потоке с одной, по-видимому, целью: сойти за дурачка. С другой стороны, занимая его должность никогда нельзя было быть уверенным на все сотню процентов наперед завершения каждого дела. Каждая закрытая папка архивировалась с какой-то вероятностью того, что ее еще предстоит вытащить. И кота тоже стоит понять. Его пытались сделать добычей, нападение в таком случае - всего лишь один из способов глухой обороны.

К сожалению, скованный уставом и обязанностями этих стен, этой офисной лаковости и вощености, Разор не был свободен в выражениях и красноречии.
Конечно, он сам мог вполне себе развязать руки и язык. Последствия, угрожающие наступить в таком случае, не вселяли ни трепета, ни даже опаски. Подумаешь, "разжаловали" обратно до полевого следователя, подумаешь, еще сильнее закрепилась репутация, которую он сам намеренно выдалбливал. На счет всего этого, на счет реальной своей ответственности и тяжести последствий он пока что неохотно колебался, вяло раздумывая, метафорически поворачивая вопрос у себя в голове то одной стороной, то дугой. На противоположной чаше весов был установлен призрачный шанс его повышения. Мало что обещающее с одной стороны, а с другой - чуть больший вес его мнения, его самого во всей этой бумажной политике. Он, разумеется, и так мог с легкостью принимать смелые и сомнительные решения, и так озаботился немалыми связями в Имо. Но все же.
Все таки слова в адрес Sphere и его должностных обязанностей в отношении этой Сферы были произнесены с особым ораторским трепетом. Он, получается, должен был на них среагировать, все таки сфинкс из новостей кое-что знал. И, что достойно уважения, признавал и упомянул именно правдивую трагедию, а не любую другую - вымышленную. Здесь следовательно прикрыл глаза - кивнул, но не более. Стоило ли напоминать, что в попытке отвести глаза на багованность Сферы, Вакан сам прикрывал потенциальную причину ошибок системы.

В позе заинтересованности Марк вытерпел, пока Садра вновь не переключил тон. Следователь вновь откинулся на спинку сиденья, оперевшись о нее локтем. Он живой и нетерпеливый.

- А-а, - Марк отрицательно покачал головой, - Я здесь изначально не затем, чтобы убедить вас в вашей виновности, господин Каликшми, скорее... такое посвящение в ход следствия. Вероятно, мы просто не совсем поняли друг друга, а на самом деле говорим об одних и тех же вещах.
Я могу представить ваше отношение к Сфере и электронным устройствам в целом. Однако, заверяю, показания и записи реестра и логов признаются такими же прямыми доказательствами, как и материальные улики. Но перед тем, как их включать в рассмотрение по этим данным проводится тщательная экспертиза.
Что касается совпадений - в вашем с коллегами случай они оказались вполне исчерпывающими для принятия во внимание.
Но вы абсолютно правы: мне стоит делать свою работу как следует, а вас здесь не допрашивают, - Разор непринужденно поднял ладони, демонстрируя их Садре: "Обезоружен тобой и сдаюсь", - Можете быть свободны.

Мануш был амбициозен, жаден и горд. Но когда он формировал свои ценности, процесс пошел куда-то не туда. И, таким образом, он легко отказывался от встречного предложения. Пусть оно по сути было точно таким же, что он предложил ранее, когда-то давно, до сопротивления вакана.

Рот тронула ухмылка, глаза упали на дверь. Мол "что теперь поделать, мой друг".

[nick]Mark Razor[/nick][icon]http://s0.uploads.ru/t/NfmuZ.jpg[/icon]

0

11

С сожалением приходилось осознавать: регнумское общество действительно не имеет никакой надежды на светлое будущее, если самое ядро его безопасности и благополучия – полиция, правоохранительные органы – протухло насквозь. Далеко не в плане бумагомарания, коррупции или каких-то уставов… сколько в плане молодых кадров. Новая кровь уже вливается гнилой. И этого пациента не излечить уже, вероятно, ничем. Как бы ни было больно это понимать врачу.

— Ожидаемо.

Подобно камню, брошенному в воду, прозвучало единственное слово. Слух сотряс шорох бумаги, быстро сминаемой в кулаке, приглушенно ложащейся в карман куртки. Поднимаясь из-за стола, Садра даже не смотрел больше в сторону модератора. И подобно кругам, идущим по воде, слышались и удаляющиеся шаги вакана. Холодная тень его доверия к фардрайвской полиции – это все, что осталось в кабинете Марка после его ухода. И все оставшиеся свободные углы в скором времени забьют еще более холодные и густые тени когда-то бывшего доверия и уважения к полиции сотен вакан, которые привыкли без сожаления избавляться от лишнего балласта.
«Вот поэтому вы и обмельчали», — колкое замечание в адрес любого сфинкса низкорослой породы, если сказано вслух. Не хотелось обо всех манушах думать плохо, совсем нет. Но что-то внутри так и взывало к отвращению, направленному на массу. На полицию, в которой от былого величия осталась, действительно, только ничем не подкрепленная гордость.

Некого винить в отвратительном чувстве: когда ты только разогреваешься, а тебя окатывают из ушата холодной водой. Идя сюда, ты ожидал чего-то подобного. У тебя есть цель, у тебя есть инструменты и сведения для достижения этой цели. Но ты в какой-то момент начал ждать большего от того, от чего изначально ждать ничего не следовало. И впредь не следует. На будущее просто следует знать, что никакому уровню полиции в Фардрайве нельзя доверять. Теперь становилось ясно, что особого сопротивления «Тысяча» на своем пути восхождения вверх даже и не встретила. Или, наоборот, достигнув верха, успешно превратила стоявшую ранее на ее пути угрозу в жалкое посмешище. Но не во всех штатах Регнума ситуация с полицией настолько печальна и, одновременно, анекдотична, а потому вера в лучшее еще не исчерпала себя.

Братья в больнице остаются без защиты со стороны полиции. Выписка светит им уже к концу недели. И дома их встретят, как героев, которые вернутся к делу, как только убедятся, что регенерационная камера правильно восстановила их мышцы, что тела слушаются их, как и прежде. Так как одному сфинксу не составило труда отделаться от полиции – для них это даже после госпиталя не составит проблем.

Возлюбленный Сита оставался в самом безопасном месте на Аладере – в стойбище племени вакан, рядом с Садрой. Узнав о ситуации, перион разделит опасения своего мужа о возвращении в город и возьмет отпуск, чтобы оставаться здесь. Легкие, теплые стены из тканей и шкур, и сердце дома в виде маленького очага; окружение полудиких, но приветливых людей, которые, однако, за версту узнают приближение чужаков и не пропустят их дальше частокола; бескрайние джунгли Черной Зоны за спиной, которые могут послужить домом и столовой… Все это дарит льву уверенность: бесценное в его жизни уже давно защищено.

Что же касается справедливости, то когда людям не может помочь… закон – они просто идут к мафии.

+1

12

Время наконец ускорилось, возвращались пропущенные удары сердца, возможные варианты ответов нагоняли мысли.
С постоянно проживающими в городе все же было на порядок проще. Они еще как-то пытались общаться по-человечески. "По-человечески" значило то, что их поведение определялось хотя бы в рамках известных Марку социальных институтов.

- Может быть, я не всегда следую уставу, Каликшми, но так или иначе защищаю закон и людей, - Модератор повел плечом. Как и ожидалось, визит вакана вышел "для галочки". Не так много ни сам следователь, ни его крышка ставили на это интервью. Хотя последние все же надеялись спихнуть задачу по дознанию непосредственно на Марка. Но Марк переоценил себя, оказался слишком трезв для того, чтобы заискивать перед кем-либо, кто считает себя выше по праву породы.

Слова были излишни, улетели в пустоту, в ноль, как попытка вновь поймать насильно плененную бездомную кошку. Еще с самого начала их беседы вакан вполне отчетливо дал понять простую вещь: будет по-вакански или не будет. Модератор особо этому не сопротивлялся. Он-не-коммивояжер, он - страж закона. Не самый образцовый в том плане, что не брезговал пачкать руки тогда, когда иные боялись запятнать свои доспехи настолько, что даже не рвались в сражение. И тем самым зарекомендовавший себя со всей своей вшивой репутацией. И все же даже такой понимал, что нравоучения соучастника о неидеальности системы - глянцевая пыль в глаза.
Смерть есть и без убийств, но это не смягчает вину убийц.

Впрочем, эта логика, по-видимому, не подчинялась ваканским порядкам. Им, как и Марку, потакало что-то свыше. И это их знатно попортило. Имея в чем-то свободу, крайне вероятно упустить форму этой свободы из виду, поскольку она становится - кажется - естественной.
И в данном случае из фокуса ускользнула немаловажная деталь: использование Скриптового функционала с целью не авторизованного личного изменения среды Сферы считается серьезным нарушением приравнивающимся к созданию угрозы жизни. Ваканам, которые согласились стать причастными в сделке, еще предстояло оценить и обдумать мотивы своих работодателей, избравших нетривиальный способ вывоза контрабанды из города. Их признают "невыездными" из города на следующие счастливые пару лет, как только найдут нужную формулировку для документа. Под "невинным" взломом Сферы в добавок вскрылась утечка информации. Какой - не знал и Разор. Но это чертовски дразнило интерес.

- Сука, - мануш криво усмехнулся себе под нос, когда сфинкс уже подавно его не услышать. Он оставался не столько зол, сколько разочарован ситуацией. Однако, терпеть поучения о том, как ему стоит выполнять свою работу от потенциального преступника он не мог, не хотел, принципиально не желал. Но отпускал ему сказанное и отпускал ситуации.
Слова, оказывается, помогают облегчать урон от внутреннего давления. Не всегда, но эффект есть. Следователь отключил "слух", избавляя себя от бремени звуков и возвращаясь в колыбель тишины.

Причастность Каликшми удалось опровергнуть, хотя у Разора оставались к нему вопросы. Следовало бы тщательно проверить его коммуникатор, может быть имя или хотя бы следы хакера могли остаться и там. Если, конечно, сам коммуникатор не был уже уничтожен. Не было похоже, что сами ваканы хорошо были знакомы с преступником.
Но если идея обернется успехом, ему бы стоило оставить веселую благодарность вакану.
Заклацали кнопки клавиатуры - сегодняшний день в офисе следовало завершить рапортом шэфу.

[nick]Mark Razor[/nick][icon]http://s0.uploads.ru/t/NfmuZ.jpg[/icon]

0


Вы здесь » 💡 NV » Личные эпизоды » [15.05.672] Явка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC